fbpx
No Image

Алтайский шаман игнатенко: «марьянов умер из-за любовного приворота»

СОДЕРЖАНИЕ
0
1 просмотров
29 января 2021
array(3) {
  [0]=>
  array(44) {
    [0]=>
    string(113) "34c46ddd0c6fc729c2f17568733c0f50.jpg"
    [1]=>
    string(113) "f523472e9e82fbf60d2382628862a44b.jpg"
    [2]=>
    string(113) "b6b3d8618410f5e7c2a84b9462ee12bd.jpg"
    [3]=>
    string(115) "b4480e8c9fcc78df102162fda4ddf620.jpeg"
    [4]=>
    string(115) "5998f13ed6938493bc142173ef3ae4a5.jpeg"
    [5]=>
    string(115) "215b359b7f5ed60509fad5e8f7073b86.jpeg"
    [6]=>
    string(115) "072f3611102b0778a6ef889294fdddfe.jpeg"
    [7]=>
    string(115) "c2db81b5571fcc59eba4c1d68b1e72f7.jpeg"
    [8]=>
    string(115) "497302c258e3384b0df6e2db99a511fe.jpeg"
    [9]=>
    string(115) "b50183452d3fe27649fbca3550970f01.jpeg"
    [10]=>
    string(115) "baf3683a7991de51f0cef5f6cfc77118.jpeg"
    [11]=>
    string(115) "63d50865f3fcf835c036918f925286c0.jpeg"
    [12]=>
    string(115) "553f39d4e5799a69568a8797c1d58bad.jpeg"
    [13]=>
    string(115) "c913d2d4b49aafb15a6c55f6928204a4.jpeg"
    [14]=>
    string(113) "262c2df9a9dfe4408b38ee5b8540528a.png"
    [15]=>
    string(115) "cbd8f2dccd1f2f76955628f5489a1c8b.jpeg"
    [16]=>
    string(115) "10677bbe737c932fdc31cfd67f5d8b81.jpeg"
    [17]=>
    string(115) "58e36d233c65813624bb5cb9aef97a9b.jpeg"
    [18]=>
    string(115) "c76d326b635008f024edd640d834f244.jpeg"
    [19]=>
    string(115) "e7a9c86c855c4e41ef95592605b90335.jpeg"
    [20]=>
    string(115) "ccd877d3081a3fee4d07aab7d8ae47d2.jpeg"
    [21]=>
    string(115) "9d65aeef77db3f50ab5fad205ca2581c.jpeg"
    [22]=>
    string(115) "a8e869b6c466723debffb787499dc8d0.jpeg"
    [23]=>
    string(115) "c91743709a8c8c0638b93f926d2bc505.jpeg"
    [24]=>
    string(115) "0c582ade10d479c85174f3bf8535f82b.jpeg"
    [25]=>
    string(115) "0365f2bef938b4369b6a85fdcabffddb.jpeg"
    [26]=>
    string(115) "21fe9a26f7ee929030a3a8063e317a4c.jpeg"
    [27]=>
    string(115) "39d12e5dcd3e122f8ec4b95dececcba7.jpeg"
    [28]=>
    string(115) "44030b168f0c596b79c4b430eb8b342d.jpeg"
    [29]=>
    string(115) "c929548177705925fee7ecb3257678ba.jpeg"
    [30]=>
    string(115) "ae3a1d60b73eccc9186c5528f588835f.jpeg"
    [31]=>
    string(115) "4030fe03d50a1fab247d31c66044d216.jpeg"
    [32]=>
    string(115) "74ff53e0d04fae4f177560731692f17d.jpeg"
    [33]=>
    string(115) "61cff8ee009b6929385c610ba2cfba23.jpeg"
    [34]=>
    string(115) "c93c95607e74dd59fb2efbf04a9c5235.jpeg"
    [35]=>
    string(115) "5864fcd07b3de225d42b1824e243c2db.jpeg"
    [36]=>
    string(115) "738417edb5677c310b1a661d25cf54cf.jpeg"
    [37]=>
    string(113) "c98f56c4b00ca65e1bcc99748fce9056.png"
    [38]=>
    string(115) "2f1997751ac4e77196e5bcd59eb1cab4.jpeg"
    [39]=>
    string(115) "4c0dbe4eab67b3b6995cec05534a8865.jpeg"
    [40]=>
    string(115) "a4bb3a804fca6b9fd6871fa7d1564f03.jpeg"
    [41]=>
    string(115) "531d8ea99f6670929086ae4bd8bf3b56.jpeg"
    [42]=>
    string(115) "928bcd2b6a3d8394b05ff216b11f6697.jpeg"
    [43]=>
    string(115) "1e87ccb14f0660686048070a9fc99de9.jpeg"
  }
  [1]=>
  array(44) {
    [0]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/3/4/c/34c46ddd0c6fc729c2f17568733c0f50.jpg"
    [1]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/f/5/2/f523472e9e82fbf60d2382628862a44b.jpg"
    [2]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/b/6/b/b6b3d8618410f5e7c2a84b9462ee12bd.jpg"
    [3]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/4/4/b4480e8c9fcc78df102162fda4ddf620.jpeg"
    [4]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/9/9/5998f13ed6938493bc142173ef3ae4a5.jpeg"
    [5]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/1/5/215b359b7f5ed60509fad5e8f7073b86.jpeg"
    [6]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/7/2/072f3611102b0778a6ef889294fdddfe.jpeg"
    [7]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/2/d/c2db81b5571fcc59eba4c1d68b1e72f7.jpeg"
    [8]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/9/7/497302c258e3384b0df6e2db99a511fe.jpeg"
    [9]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/5/0/b50183452d3fe27649fbca3550970f01.jpeg"
    [10]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/a/f/baf3683a7991de51f0cef5f6cfc77118.jpeg"
    [11]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/3/d/63d50865f3fcf835c036918f925286c0.jpeg"
    [12]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/5/3/553f39d4e5799a69568a8797c1d58bad.jpeg"
    [13]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/9/1/c913d2d4b49aafb15a6c55f6928204a4.jpeg"
    [14]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/2/6/2/262c2df9a9dfe4408b38ee5b8540528a.png"
    [15]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/b/d/cbd8f2dccd1f2f76955628f5489a1c8b.jpeg"
    [16]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/0/6/10677bbe737c932fdc31cfd67f5d8b81.jpeg"
    [17]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/8/e/58e36d233c65813624bb5cb9aef97a9b.jpeg"
    [18]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/7/6/c76d326b635008f024edd640d834f244.jpeg"
    [19]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/7/a/e7a9c86c855c4e41ef95592605b90335.jpeg"
    [20]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/c/d/ccd877d3081a3fee4d07aab7d8ae47d2.jpeg"
    [21]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/9/d/6/9d65aeef77db3f50ab5fad205ca2581c.jpeg"
    [22]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/8/e/a8e869b6c466723debffb787499dc8d0.jpeg"
    [23]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/9/1/c91743709a8c8c0638b93f926d2bc505.jpeg"
    [24]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/c/5/0c582ade10d479c85174f3bf8535f82b.jpeg"
    [25]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/3/6/0365f2bef938b4369b6a85fdcabffddb.jpeg"
    [26]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/1/f/21fe9a26f7ee929030a3a8063e317a4c.jpeg"
    [27]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/9/d/39d12e5dcd3e122f8ec4b95dececcba7.jpeg"
    [28]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/4/0/44030b168f0c596b79c4b430eb8b342d.jpeg"
    [29]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/9/2/c929548177705925fee7ecb3257678ba.jpeg"
    [30]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/e/3/ae3a1d60b73eccc9186c5528f588835f.jpeg"
    [31]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/0/3/4030fe03d50a1fab247d31c66044d216.jpeg"
    [32]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/4/f/74ff53e0d04fae4f177560731692f17d.jpeg"
    [33]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/1/c/61cff8ee009b6929385c610ba2cfba23.jpeg"
    [34]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/9/3/c93c95607e74dd59fb2efbf04a9c5235.jpeg"
    [35]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/8/6/5864fcd07b3de225d42b1824e243c2db.jpeg"
    [36]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/3/8/738417edb5677c310b1a661d25cf54cf.jpeg"
    [37]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/c/9/8/c98f56c4b00ca65e1bcc99748fce9056.png"
    [38]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/2/f/1/2f1997751ac4e77196e5bcd59eb1cab4.jpeg"
    [39]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/c/0/4c0dbe4eab67b3b6995cec05534a8865.jpeg"
    [40]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/4/b/a4bb3a804fca6b9fd6871fa7d1564f03.jpeg"
    [41]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/3/1/531d8ea99f6670929086ae4bd8bf3b56.jpeg"
    [42]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/9/2/8/928bcd2b6a3d8394b05ff216b11f6697.jpeg"
    [43]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/e/8/1e87ccb14f0660686048070a9fc99de9.jpeg"
  }
  [2]=>
  array(44) {
    [0]=>
    string(36) "34c46ddd0c6fc729c2f17568733c0f50.jpg"
    [1]=>
    string(36) "f523472e9e82fbf60d2382628862a44b.jpg"
    [2]=>
    string(36) "b6b3d8618410f5e7c2a84b9462ee12bd.jpg"
    [3]=>
    string(37) "b4480e8c9fcc78df102162fda4ddf620.jpeg"
    [4]=>
    string(37) "5998f13ed6938493bc142173ef3ae4a5.jpeg"
    [5]=>
    string(37) "215b359b7f5ed60509fad5e8f7073b86.jpeg"
    [6]=>
    string(37) "072f3611102b0778a6ef889294fdddfe.jpeg"
    [7]=>
    string(37) "c2db81b5571fcc59eba4c1d68b1e72f7.jpeg"
    [8]=>
    string(37) "497302c258e3384b0df6e2db99a511fe.jpeg"
    [9]=>
    string(37) "b50183452d3fe27649fbca3550970f01.jpeg"
    [10]=>
    string(37) "baf3683a7991de51f0cef5f6cfc77118.jpeg"
    [11]=>
    string(37) "63d50865f3fcf835c036918f925286c0.jpeg"
    [12]=>
    string(37) "553f39d4e5799a69568a8797c1d58bad.jpeg"
    [13]=>
    string(37) "c913d2d4b49aafb15a6c55f6928204a4.jpeg"
    [14]=>
    string(36) "262c2df9a9dfe4408b38ee5b8540528a.png"
    [15]=>
    string(37) "cbd8f2dccd1f2f76955628f5489a1c8b.jpeg"
    [16]=>
    string(37) "10677bbe737c932fdc31cfd67f5d8b81.jpeg"
    [17]=>
    string(37) "58e36d233c65813624bb5cb9aef97a9b.jpeg"
    [18]=>
    string(37) "c76d326b635008f024edd640d834f244.jpeg"
    [19]=>
    string(37) "e7a9c86c855c4e41ef95592605b90335.jpeg"
    [20]=>
    string(37) "ccd877d3081a3fee4d07aab7d8ae47d2.jpeg"
    [21]=>
    string(37) "9d65aeef77db3f50ab5fad205ca2581c.jpeg"
    [22]=>
    string(37) "a8e869b6c466723debffb787499dc8d0.jpeg"
    [23]=>
    string(37) "c91743709a8c8c0638b93f926d2bc505.jpeg"
    [24]=>
    string(37) "0c582ade10d479c85174f3bf8535f82b.jpeg"
    [25]=>
    string(37) "0365f2bef938b4369b6a85fdcabffddb.jpeg"
    [26]=>
    string(37) "21fe9a26f7ee929030a3a8063e317a4c.jpeg"
    [27]=>
    string(37) "39d12e5dcd3e122f8ec4b95dececcba7.jpeg"
    [28]=>
    string(37) "44030b168f0c596b79c4b430eb8b342d.jpeg"
    [29]=>
    string(37) "c929548177705925fee7ecb3257678ba.jpeg"
    [30]=>
    string(37) "ae3a1d60b73eccc9186c5528f588835f.jpeg"
    [31]=>
    string(37) "4030fe03d50a1fab247d31c66044d216.jpeg"
    [32]=>
    string(37) "74ff53e0d04fae4f177560731692f17d.jpeg"
    [33]=>
    string(37) "61cff8ee009b6929385c610ba2cfba23.jpeg"
    [34]=>
    string(37) "c93c95607e74dd59fb2efbf04a9c5235.jpeg"
    [35]=>
    string(37) "5864fcd07b3de225d42b1824e243c2db.jpeg"
    [36]=>
    string(37) "738417edb5677c310b1a661d25cf54cf.jpeg"
    [37]=>
    string(36) "c98f56c4b00ca65e1bcc99748fce9056.png"
    [38]=>
    string(37) "2f1997751ac4e77196e5bcd59eb1cab4.jpeg"
    [39]=>
    string(37) "4c0dbe4eab67b3b6995cec05534a8865.jpeg"
    [40]=>
    string(37) "a4bb3a804fca6b9fd6871fa7d1564f03.jpeg"
    [41]=>
    string(37) "531d8ea99f6670929086ae4bd8bf3b56.jpeg"
    [42]=>
    string(37) "928bcd2b6a3d8394b05ff216b11f6697.jpeg"
    [43]=>
    string(37) "1e87ccb14f0660686048070a9fc99de9.jpeg"
  }
}

Знаки беды

Вся жизнь этой женщины замкнута на тех страшных неделях после аварии на ЧАЭС. Она снова и снова возвращается к ним и вновь проживает свои воспоминания. Она — вдова Василия Игнатенко, награжденного орденом Красного Знамени и орденом Украины «За мужество». Он погиб 14 лет назад. Но ей по сей день кажется, что сейчас он войдет в комнату: такими недавними предстают воспоминания о нем, 25-летнем, полным света и жизненной силы…

Людмила родилась на Ивано-Франковщине, в прекрасном маленьком городке Галич на берегу Днестра. В Припять попала случайно: туда ее направили как отличницу сразу после окончания Бурштинского кулинарного училища. Ей было семнадцать лет, когда она устроилась кондитером в столовую на атомной станции.

Первая встреча с Василием запомнилась на всю жизнь. Когда они познакомились, ему было 20 лет, ей — 18. Сразу после армии (Василий служил в Москве в пожарных войсках) он узнал о Припяти и решил приехать туда на работу — в городскую пожарную часть. Василий был родом из Белоруссии, из маленького села Спирижье Гомельской области.

— Мы встретились у друзей в общежитии, — рассказывает Людмила Игнатенко. — Он влетел на кухню, словно на крыльях. Вася был по характеру очень шустрый, озорной. И сразу начал что-то говорить. Я еще пошутила: «Это что же за Трындычиха!?» Он резко повернулся, посмотрел на меня с улыбкой и сказал: «Ты смотри, чтобы эта Трындычиха твоим мужем не стала!» В тот вечер он проводил меня домой. Это была первая любовь, которая не забудется никогда.

Три года они встречались, а потом поженились и стали жить в новом доме для пожарных. Они очень гордились своей просторной квартирой: из ее окна были видны пожарная часть и станция. Потом Люда вернется в их квартиру, чтобы увидеть там запустение и пыль…

Свадьбу играли дважды: сначала в Белоруссии, у родителей Васи, потом — у Люды. Свадьба была пышной, красивой, гостей было 200 человек. Единственное, что смутило тогда невесту, — фату нужно было надевать дважды. «Это плохая примета, но родители меня уговорили». Потом, в радиологическом отделении, они вместе вспоминали свою свадьбу. «Я благодарна судьбе за то, что у меня остались такие счастливые воспоминания. Васи уже нет, а память жива».

Сейчас Люда вспоминает, что этот знак предстоящей беды не был единственным. За две недели до аварии Люда потеряла обручальное кольцо, которое никогда не снимала. Сразу после пропажи случилось еще одно событие. К ним на работу часто заходила старушка из соседнего села, которой они отдавали остатки еды для домашней скотины. И внезапно она предложила Люде погадать. Старушка, взяв руку, вдруг изменилась в лице: «Твой муж работает с большими красными машинами. Но ты, дочка, долго с ним жить не будешь. Короткая у него судьба, короткая… Да и у тебя судьба нехорошая». Люда одернула руку. Никому больше старушка в тот вечер не гадала. У Люды на душе осталась тревога, и в тот же вечер она обо всем рассказала мужу. Дело в том, что они делились друг с другом любыми мелочами.

— Вася заботился обо мне, как о маленьком ребенке. Он никогда не выпускал меня из дому, не поправив шарфик, шапку, переживал даже по поводу моего насморка. Всегда заботился о моих нарядах, хотел, чтобы я была самой красивой. От него веяло такой надежностью, что я чувствовала себя как за каменной стеной. И мне казалось, что, пока он со мной, ничего страшного случиться не может. Когда я рассказала ему о старушке-гадалке, он только пристыдил меня: «Вздумала еще бабкам верить! Глупости все это».

А 13 марта у него был день рождения. И Вася все торопил гостей с тостом: «Скажите что-то наконец: мол, пожил до 25 лет и хватит!» Все его еще тогда одернули: нельзя, мол, такие вещи говорить.

Тогда я была уже беременна. Мы очень ждали этого ребенка (до этого у меня была неудачная беременность), надеялись, что все будет хорошо.

Всегда рядом

Василий Игнатенко. 

В городе началась эвакуация, обещали всех вернуть через несколько дней домой, а пока поселить в палатках на природе. Народ собирался весело, никто ещё не знал масштабов трагедии. Готовились отметить Первомай, везли с собой мясо на шашлыки.Фото той самой 2-й военизированной ПЧ по охране ЧАЭС, караулы который первыми прибыли на пожар.

Людмила поехала к родителям мужа. Дорогу не помнила. Там успели посадить картошку, а потом она засобиралась в Москву, к Васеньке. Чувствовала себя она плохо, её всё время рвало. И свекровь не отпустила её одну, отправила вместе с ней свёкра. В Москве первый же милиционер показал им дорогу к шестой больнице, радиологической.Припять. 

И снова Людмила всеми правдами и неправдами добилась свидания с мужем. Она была худенькой, о её беременности никто не знал. Заведующая радиологическим отделением долго расспрашивала девушку. А Людмила отчаянно врала о том, что у них с Васей двое детей, сын и дочь. Завотделением Ангелина Васильевна Гуськова поверила и позволила ей на полчаса пройти к мужу, запретив прикасаться к нему. Людмила уже тогда знала: она никуда из больницы не уйдёт, будет рядом с Васей.

Московская больница. 

Она вошла в палату и увидела, как мужчины играют в карты и весело смеются. Увидев жену Вася счастливо рассмеялся: вот попал, и тут нашла! Такая у него жена! Гордился и радовался.

Она была с ним рядом почти неотлучно. Сначала жила у знакомых, потом ей позволили поселиться в гостинице при больнице. Она готовила бульоны и кормила Васю и его коллег. Потом их всех положили в разные палаты. За всеми ухаживали солдаты, потому что персонал отказывался без спецзащиты подходить к пострадавшим. И лишь Людмила неизменно была рядом с Васенькой. И даже тогда она ещё не представляла всей силы своей любви.

Начало катастрофы

В ночь аварии дежурила смена Владимира, поэтому, когда произошел взрыв на АЭС, мужчина в числе первых поехал тушить пожар. Выглянувшей из окна жене он велел спать дальше, ведь в шесть утра супругам надо будет ехать на огород в Сперижье.

Но Людмила не смогла заснуть из-за волнения. А в семь утра девушке по телефону сообщили, что ее Вася в больнице. Когда девушка прибежала к больнице, здание оказалось оцеплено, и столпотворение жен и родственников пожарных не пускали внутрь. Людмиле удалось уговорить знакомого врача пропустить ее ненадолго к мужу.

Василий просил жену уезжать из города, спасать ребенка, но девушка не могла бросить своего любимого. Вскоре, неожиданно для всех, в городе появилась бронетехника, а военные в респираторах начали мыть улицы белой пеной.

Никто ничего не понимал. Родным пожарных сказали приготовить сумки: пострадавших огнеборцев ночным спецрейсом доставят в Москву. Это оказалось уловкой. Когда родственники вернулись в больницу, самолет уже улетел.

Возле реактора

— Я видела, как Вася меняется: у него выпали волосы, легкие набухали, грудная клетка с каждым днем поднималась все выше и выше, отказали почки, внутренние органы начали разлагаться. Появлялись все новые и новые ожоги, трескалась кожа на руках и ногах. Потом его перевели в барокамеру — и меня вместе с ним. Я не отходила от него ни на минуту: ведь к Васе медсестры уже не подходили. Он так страдал, любое движение причиняло ему боль. Ему нужно было перестилать простыню, потому что каждая складочка становилась причиной мучений. Когда я переворачивала Васю, его кожа оставалась у меня на руках. Он кричал от боли. Одежду на него уже одеть было невозможно: он весь распух, кожа стала синей, раны трескались, кровь сочилась. В последние дни это было очень трудно: у него была рвота, наружу выходили куски легких, печени… Сейчас я понимаю медсестер: они знали, что ничем помочь ему уже нельзя. К тому же я не осознавала опасности, которая исходила от него, все еще продолжая надеяться. Я не знала, как буду жить без Васи, что со мной будет…

9 мая Люда не выдержала. Выскочила в коридор, чтобы Вася не видел ее слез. Закрыла рот руками, чтобы не кричать во весь голос. К ней подошел Гейл, обнял по-отечески, стал утешать. — «Вы же должны были ему помочь!» — «Я не могу, слишком много радиации, слишком много… «И вдруг он догадался, непостижимым образом догадался, что она ждет ребенка. Тогда в больнице поднялся страшный скандал. Гуськова кричала и плакала попеременно: «Что ты наделала? Как ты могла не подумать о ребенке? Ты же сидела возле реактора, в твоем Васе 1600 рентген! Ты же убила и себя, и ребенка!» «Но он же защищен, он же внутри меня! С моим малышом все будет хорошо», — плакала Люда. Когда ее проверили на радиоактивность, в ней уже было 68 рентген.

В те дни Люда и Вася много разговаривали, вспоминали, мечтали.

— «Если родится девочка, назовем Наташкой, — говорил мне Вася. — А мальчика… мальчика назови Васей. «Я тогда даже не подумала, что он этим хочет сказать, и стала шутить, мол, зачем мне два Васи и как же я их различать буду. И вдруг у него лицо внезапно переменилось: было таким веселым, а потом словно опустились все черточки, стало грустным. Я никогда еще не видела, чтобы вмиг лицо так изменилось. Я думаю, он знал, что обречен, и хотел, чтобы после него оставалась память — имя его сына.

Людмила Игнатенко, героиня «Чернобыльской молитвы»: «Мы с ней долго разговаривали, долго сидели»

Свадебное фото Людмилы и Василия Игнатенко. Свою современную фотографию Людмила попросила не публиковать.

С истории Людмилы Игнатенко, жены погибшего пожарного Василия Игнатенко, начинается «Чернобыльская молитва». Ее слова прозвучали из уст писательницы во время Нобелевской лекции. Сегодня Людмила живет в Киеве вместе с 26-летним сыном. Всю жизнь работала кондитером, сейчас — на пенсии. В Беларусь приезжает редко, но часто созванивается с родными погибшего мужа Василия:

— Мы живем с сыном, счастливо, нормально, слава Богу, ребенок уже большой… Пришлось пережить очень многое, но что делать — у нас в Украине все так живут. Вон сколько сейчас вдов АТО. Так что очень тяжело живется всем, грех жаловаться, — говорит она.

Тема Чернобыля для Людмилы до сих пор болит. Книгу Светланы Алексиевич она смогла прочесть лишь в начале 2000-х:

— Я знала, что есть эта книжка, но взять себя в руки и прочесть ее я не могла, хотя я много читаю.

За Нобелевской неделей Людмила не следит, но о том, что Светлана Алексиевич получила премию, конечно же, слышала. Она вспоминает, что не сразу согласилась рассказать писательнице свою историю. Прежде чем начать работу над книгой, женщины долго беседовали.

— Наверное, ради будущего поколения это нужно было рассказать, чтобы трагедия, не дай Бог, больше не повторилась. Наши дети должны учиться на наших ошибках… Мы не должны молчать о том, что произошло в 1986 году. И слава Богу, что мы научились не молчать, и это умеют и наши дети, — говорит Людмила.

Во время работы над книгой Людмила Игнатенко и Светлана Алексиевич встречались несколько раз. Писательница познакомилась с сыном Людмилы, ездила в Ивано-Франковскую область Украины к ее родителям.

— Она очень приятная женщина, спокойная. Мы долго с ней разговаривали, долго сидели. Оказалось, что она родилась в Ивано-Франковске, моя мама тоже оттуда, и я там родилась. У нас со Светланой было много общего… Она молодец, мне кажется, она — сильная женщина. Надо иметь силу воли и очень сильный характер, чтобы писать такие истории.

Евгений Бровкин, герой «Чернобыльской молитвы»: «Приятно было поучаствовать в проекте хотя бы крупиночкой»

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Монолог Евгения Бровкина заканчивается вопросом: «Так что же лучше: помнить или забыть?». С этого мы с ним и начали наш разговор.

— Конечно, помнить! — нисколько не сомневается историк. — Приятно, что благодаря Светлане Алексиевич у нас есть источник в виде коллективной памяти. Это устная история — есть такой исторический жанр. Зафиксировать память нужно по одной простой причине — живых свидетелей истории с каждым годом становится все меньше. Я где-то читал, что когда решили собрать участников книги «У войны не женское лицо», оказалось, что собирать уже некого. Скоро такое же будет и с «Чернобыльской молитвой» — 30 лет уже прошло.

Оказалось, интервью как такового с писательницей у гомельчанина не было.

— Я прочел в газете объявление с просьбой присылать живую настоящую информацию о Чернобыле. Меня это зацепило: Светлана — единственный человек, кто не затушевывал такое явление, как чернобыльская авария. Она, наоборот, реставрировала наши впечатления на уровне коллективной памяти — вот это меня и зацепило. Я написал письмо, в котором изложил то, что сам видел и что слышал от других людей.

Через некоторое время ему пришел краткий ответ от писательницы, где она сообщала, что фрагмент Евгения вошел в ее книгу. К письму прилагался журнал, в котором был опубликован диспут о книге «Цинковые мальчики».

— Чуть позже Светлана Алексиевич прислала мне вот этот экземпляр «Чернобыльской молитвы». Тогда я точно узнал, что мой рассказ стал частью этой книги, — Евгений с гордостью показывает «Чернобыльскую молитву», на титульной странице которой писательница оставила для него послание и свой автограф.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Евгений Бровкин говорит, что писательница передала его текст практически один к одному, ничего не исказив, «только мой рассказ о том, что будет с человечеством лет через сто, она опубликовала в кратком пересказе».

А потом состоялось и личное знакомство преподавателя университета с писательницей. Алексиевич приезжала как-то в Гомель и читала лекцию о своих книгах. Евгений подошел к ней познакомиться. И был приятно удивлен, что писательница вспомнила его.

— Конечно, приятно было поучаствовать хотя бы крупиночкой в этом громадном проекте — под словом «проект» я имею в виду все ее книги. Алексиевич совершенно заслуженно отметили, она подняла те пласты истории, которые никто не смог поднять. Это отражение бытия. Не придуманное, не сочиненное, не нарисованное — реальное.

Информационное агентство

Какую следующую сферу деятельности избрал Игнатенко Виталий Никитич? Ему было предложено место заместителя гендиректора ТАСС.

ТАСС – это Телеграфное агентство Советского Союза, обладающее статусом центрально-информационного органа, имеющее исключительное право собирать и распространять информацию внутри СССР и за его пределами. Агентство являлось официальным источником многих заявлений Советского Союза в отношении разных международных событий.

Проработав на этом месте в течение неполных трех лет, Игнатенко Виталий Никитич был переведен на более серьезную должность – заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС, подразделения, формирующего и проводившего международную политику коммунистической партии и всего Союза.

Данный отдел курировал все внешнеполитические аспекты деятельности таких серьезных структур, как КГБ, Министерство иностранных дел и Министерство обороны, фактически являясь самостоятельной отдельной спецслужбой СССР.

После восьми лет напряженной ответственной работы Игнатенко Виталий Никитич, контакты и связи которого располагали огромным влиянием и авторитетом, становится главным редактором журнала “Новое время”. Это было еженедельное общественно-политическое издание, которое освещало внутреннее и международное положение государства, проблемы внешней политики, а также актуальные события международной жизни.

В возрасте пятидесяти лет Виталий Никитич был приглашен на место руководителя пресс-службы М. С. Горбачева – действующего президента СССР.

Однако долго на этой должности Игнатенко продержаться не удалось. После августовских событий рокового 1991 года он получил место генерального директора ИТАР-ТАСС – российского информационного агентства на государственном уровне.

Когда забывают…

Спустя три года Люда решилась родить ребенка. Так, как рожают одинокие женщины, — для себя. Родился Толик. Сейчас ему 11 лет.

— Это моя радость и опора в жизни. Я не считаю, что сделала ошибку в жизни. Сын достался мне тяжело: он с самого детства астматик, на группе инвалидности, постоянные больницы, капельница месяцами была привязана к его ручке.

Их спас случай. Чудом мать с сыном попали на Кубу. Восьмимесячное лечение принесло результат: трехлетний Толик стал ходить, приступы стали менее жестокими. Из-за сильной аллергии в доме нельзя держать никаких животных. Насмотревшись, как сверстники заботятся о своих щенках и котятах, Толик в сердцах заявил, что будет заботиться о растениях. И теперь у него дома целая оранжерея. Недавно учительница подарила роскошный папоротник, на окнах громоздится целая батарея кактусов. Этого славного сообразительного мальчика мать Васи считает своим внуком.

Старший брат был единственной опорой в жизни Люды на протяжении этих тяжелых лет. После смерти Васи он всегда находился рядом, пытался отвлечь ее от горя. Делал все по хозяйству, обустраивал новую квартиру. Когда родился Толик, стал заботиться о них двоих. Забрал их в Сургут — ребенку нужна была смена климата, там устроил малыша в специализированный садик. Когда в мае этого года его не стало, Люда тяжело перенесла потерю. У женщины случился микроинсульт.

Все эти годы о вдовах пожарных чиновники не вспоминали. Больше заботились о них неравнодушные люди. Сразу после Чернобыльской аварии судьбами пожарных, станционщиков и их родных начала заниматься заслуженный журналист Украины Лидия Вирина, которая более 25 лет была собственным корреспондентом газеты «Советская культура» в УССР. Она написала книгу о Владимире Правике, на ее счету более 20 публикаций об этих людях. Сама часто ездила в зону, занималась организацией там концертов Кобзона, Леонтьева, Пугачевой. Больше года назад ее не стало, и Люда почувствовала себя одинокой.

— Лидия Аркадьевна была всем нам, как мама, — опекала нас, ходила по инстанциям. Я всегда чувствовала ее поддержку. Она помогла поехать нам с Толей в Германию, благодаря ей у Толи есть велосипед. Обивала пороги чернобыльских организаций, начальники которых прекрасно себя чувствуют, покупают новые машины, квартиры. А мы вынуждены жить на мою пенсию в 108 гривен и на пенсию Толика в 20 гривен. О нас просто забыли.

Четыре года назад Люда забрала к себе мужа своей покойной бабушки, у которого, кроме Люды, родных не осталось. Она называет его своим приемным дедушкой. Соломон Натанович Рехлис — инвалид 1 группы, обе ноги потерял на войне. Он 32 года прожил с бабушкой Люды, а после ее смерти надумал жениться. И неудачно — его новая жена, похоже, интересовалась только его жилплощадью. Дедушка часто звонил Люде, просил ее забрать его от агрессивной жены, жаловался, что голоден, что она его избивает. В итоге они развелись, а женщина спустя какое-то время самостоятельно и добровольно выписалась из квартиры. Когда же квартиру продали, бывшая жена подала в суд. И суд вынес решение в ее пользу, признав акт о купле-продаже недействительным. Люде объяснили: якобы нужно было подождать полгода после того, как экс-супруга выпишется. И она оказалась в безвыходной ситуации, на руках с беспомощным стариком, которому негде жить.

Людмила старается как-то подработать, хотя бы сыну на книги: иногда продает вышитые собственноручно салфетки, печет пирожные, булочки. Попытки выстоять на базаре рабочий день оборачивались новыми посещениями больницы.

Люда не ходит по чиновничьим кабинетам и не просит для себя, не считает себя единственной пострадавшей. Она — человек глубоко застенчивый, с трепетной, ранимой душой: Люда несколько месяцев обдумывала предложение о встрече со мной, мучалась, переживала, не будет ли публикация, посвященная ей, нескромным поступком. Она никогда ничего не получала от чернобыльских организаций. Ей никогда не платили пенсию по потере кормильца, пенсию на ее погибшего мужа. И хочется верить, что откликнутся те, кто сможет помочь этой мужественной женщине. Женщине, которая, несмотря на страшное горе, сумела пронести любовь к своему мужу через годы. Организациям и частным лицам, которые могут помочь Людмиле Игнатенко (материальная, медицинская помощь, книги для сына и др.), сообщаем контактный телефон: 515−27−40.

P. S. Автор выражает благодарность за помощь при подготовке материала Вере Всеволодовне Шмыговской.

«Facty i kommentarii». 29-Сентябрь-2000. Человек и общество.

Экстрасенсорика

Между осознанием в себе необычной силы и практикой прошло 7 лет. С 13 лет Ирина развивала в себе переданный ей дар, находясь под присмотром старших. Как писали СМИ, она занималась черной магией, имела дело с любовными обрядами, совершаемыми против воли человека (приворот, отворот), а также не избегала порчи и жертвоприношения.

В дальнейшем экстрасенсорные «тренировки» привели к тому, что способности, не имевшие должного контроля своего обладателя, грозили нанести вред окружающим. Желание обуздать «внутреннего зверя» и подтолкнуло девушку к участию в шоу на ТНТ.

Кастинг Игнатенко прошла уверенно, с легкостью справившись с заданием отборочного тура, и попала под крыло наставника Константина Гецати. В 1-м выпуске премьерного сезона «Школы» она произвела впечатление на съемочную группу и присутствующих завидным спокойствием и внешней красотой. Появившись перед педагогами, Игнатенко подробно рассказала о принципах своей работы, в том числе и на местах захоронения, а также кто из людей, по ее мнению, заслуживает порчи и возмездия.

Ирина Игнатенко в проекте «Битва экстрасенсов»

На вступительном экзамене участнице нужно было найти личную вещь, принадлежавшую некоему Сергею, чуть не погибшему при взрыве топливного бака при сварке. Прежде чем приступить к выполнению задания, Ира попросила заменить выпавший ей билет. Однако правила это запрещали. В итоге абитуриентка безошибочно описала спрятанные предметы и каждого из их обладателей, ошибившись только в первоначальном выводе по поводу прошлого мужчины.

Во втором этапе перед учениками стоял черный ящик, и требовалось увидеть, что он в себе таил. Помимо вдруг неверного ответа, Ирина запомнилась и комментариями к действиям своих соперников. Затем она безупречно проявила себя в доме умершего актера Владислава Галкина.

В воскресном эфире 21 апреля 2019-го Гецати занялся разбором ошибок подопечных с помощью супружеской пары Елены и Александра, ставших родителями прямо в своей квартире. Во время ритуала наставник раскритиковал условия хранения атрибутов для работы Игнатенко, призвав закончить испытание досрочно. Со следующим заданием, когда подопечные угадывали таинственного гостя — Айзу Анохину, Ирина справилась на отлично, вызвав восхищение певицы точными фактами. Кстати, мало кто знал до работы Игнатенко, что рэп-исполнительница и экстрасенс — землячки.

Ирина Игнатенко и Свами Даши

В выпуске, вышедшем в православную Пасху, ведьма снова идеально проявила себя на первом испытании, но допустила ошибку на втором. Помимо этого, серия запомнилась и скандальной составляющей.

Как оказалось, тот пытался переманить старую знакомую к себе и даже преподнес собственный амулет. 5 мая Ирина отгадала проклятую деревню и с помощью проведенной работы постаралась отгородить от беды проживающих в ней людей.

Детство и юность

В первый день Нового 1990 года в столице Чеченской Республики на свет появилась будущая яркая участница шоу на ТНТ Ира Игнатенко. В дальнейшем девочка с родителями перебралась из Грозного в город воинской славы Ростов-на-Дону.

Переезд случился после печального события в семье — скончалась любимая бабушка, считавшаяся, если верить словам самой ученицы «Школы экстрасенсов», ведьмой. И именно она передала внучке магические способности, проявившиеся в 6-летнем возрасте. Тогда Ирина с точностью предсказала смерть близкого человека — отца.

Ирина Игнатенко и Константин Гецати в проекте «Школа экстрасенсов»

В школе Игнатенко отличалась прилежанием и старанием, радуя педагогов и родных отличными оценками. Тяга к знаниям не прекратилась и в студенчестве. По некоторым данным, девушка окончила с красным дипломом владивостокский Дальневосточный федеральный университет, получив инженерно-экономическую специальность. К сожалению, дополнительной подробной информации о таких важных разделах биографии, как детство и юность, не сообщается.

На собственной странице в социальной сети «Инстаграм» Ирина не скрывала, что искренне восхищается представительницами прекрасного пола, решившими посвятить свою жизнь семье и воспитанию детей.

«Плакать или что-то говорить на кладбище было нельзя»

Когда на Чернобыльской АЭС случилась авария, бригаду, где был Василий, вызвали тушить пожар первыми. Игнатенко в ней был единственным белорусом. На следующий день пожарных уже отвезли в Борисполь, а затем — в больницу в Москву. Где именно они находились, родным сразу не сообщили, как, впрочем, и то, что на самом деле произошло на станции.

На следующий день после аварии жители приграничных белорусских деревень спокойно ехали в Припять за покупками.

Несмотря на то, что Василий жил и работал в Припяти, он приезжал на выходные к родителям в деревню помочь по хозяйству

— В Припять продукты привозили из Москвы, там было дешевле закупаться. Люди из Брагина ехали автобусом до Елчи, а оттуда на поезде — до Припяти. Как раз в день после аварии поехали за цыплятами, гусенятами, а людей не пропустили. Сосед пришел и сказал: «Не жди Васю (его ждали, чтобы помог развезти навоз и посадить огород), там пожар». А если сильный пожар, то Васю это не обошло. На следующий день уже Люся приехала, сказала, что его с другими хлопцами отправили в больницу в Москву, — говорит она.

Адрес больницы узнали через руководство МЧС в Киеве. Людмила и отец Василия полетели к нему на самолете из Гомеля. Здороваться за руку, целоваться, обниматься с Василием в клинике запрещали. В палату к нему тоже не пускали. Но родным удавалось видеться с ним.

Через некоторое время сообщили, что нужна пересадка костного мозга. Лучше всего в качестве донора подходила младшая сестра Наташа. Василий отказался, так как девочке тогда было 13 лет, и он не захотел, чтобы операция ей как-то навредила в будущем. Донором стала старшая сестра Людмила.

— Когда муж и сын Коля вернулись домой, закрылись в спальне, меня не впустили, а сами о чем-то говорили. Я поняла, что произошло что-то плохое. Потом позвонила Люся и сказала, что нужно срочно приезжать, — продолжает Татьяна Петровна.

Василий Игнатенко и его коллеги

13 мая 25-летний Василий Игнатенко умер в больнице. Его родных поселили в гостинице рядом с клиникой. Похоронами занималась специальная комиссия. Хоронили его, как и других ликвидаторов, в цинковом гробу.

— Как они умирали, по очереди, их так и хоронили. Первым умер Тишура, потом Правик, потом Кибенок… Их три могилы рядом. А уже между ними похоронили инженера-атомщика, потом через две-три могилы лежит Ващук и Титенок. За одну неделю умерли хлопцы, — перечисляет она.

На кладбище гроб и родных везли в отдельных машинах. И Татьяне Петровне показалось, что гроб какой-то короткий, она до последнего не верила, что внутри сын.

После взрыва Василия отвезли в Борисполь, затем — в больницу в Москву. Татьяна Петровна рассказывает, что родных туда не пускали, но они находили возможность повидать Васю

— Плакать или что-то говорить на кладбище нельзя было. Стояли сзади амбалы и контролировали. Это же дело было политическое, там, может, и из-за границы люди были. Когда Кибенка похоронили и в комнате в гостинице накрыли поминальный стол, пришли из комиссии по похоронам и спросили, чего пьянку устроили, тогда сухой закон был. А его отец, тоже, кстати, пожарный, их прогнал.

Василия в гостинице тоже поминали. Несмотря на дефицит продуктов и большие очереди, люди в магазинах, услышав, что это «чернобыльцы», расступались. Поэтому проблемы что-то купить не было.

Те, кто поднялись выше всех…

26 апреля Люда запомнила до мельчайших деталей. На следующий день в четыре часа утра они собирались ехать к родителям в Спирижье. Поэтому Василий взял отгул с четырех часов. Люда пришла с работы, зашла к нему в часть (она всегда заходила к мужу). В тот вечер она засиделась допоздна: шила халат. Часов в 12 ночи она услышала Васины шаги по лестнице. Он забежал в квартиру за будильником: «Поставлю на четыре часа, чтобы не проспать, вдруг задремлю». Поцеловал ее. Это был последний раз, когда муж был дома.

Авария случилась в 1. 26 ночи. Люда услышала шум, выскочила на балкон и увидела, как возле части выстроились пожарные машины. Возле них она заметила мечущуюся фигуру мужа. Тогда она закричала: «Вася, ты куда?» Он ответил: «Мы на пожар. Ложись, отдыхай, я скоро приеду». Почти сразу же она увидела пламя на ЧАЭС. Время шло: два часа, три, а муж все не возвращался. Конечно, спать Люда так и не легла. Она стояла на балконе и наблюдала, как пожарные машины подъезжали к станции. Она слышала шум на лестничной клетке: из их дома выходили пожарные, которых будили среди ночи.

— В семь утра я услышала, как кто-то поднимается по лестнице наверх. Это был Толя Иванченко, который должен был заступать на вахту после Васи, в четыре утра. Я выбежала, чтобы спросить, где Вася. Толя сказал: «Он в больнице». Никаких подробностей случившегося Толя не знал: ему уже подниматься не позволили. А Вася поднялся на самый верх, до отметки 70. Уже потом Толя Найдюк, который должен был оставаться внизу и отвечать за подачу воды, рассказал, что Вася вытащил сначала Кибенка, потом они вместе выволокли Тишуру. А когда пожарные начали терять сознание, их всех забрали в больницу.

Кадр из сериала «Чернобыль», Василий Игнатенко (справа) одним из первых прибыл на пожар

Люда вместе с Таней, женой Виктора Кибенка, начальника караула припятской пожарной части, помчалась в больницу. В больницу никого не пускали, машины мельтешили туда-сюда. Только случайность позволила Люде повидаться с мужем. В коридоре она наткнулась на знакомую медсестру. «Ты почему здесь?» — спросила та. «У меня Вася тут, муж, он ведь пожарный». В глазах знакомой отразился такой ужас, что Люда испугалась. «К ним нельзя», — отрезала медсестра. — «Как нельзя? Почему? Что же, мне мужа нельзя увидеть». И Люда буквально вцепилась в нее, умоляя провести. Медсестра отвела ее в палату.

В больницу к пожарным после аварии никого не пускали. Людмила Игнатенко по центру (кадр из сериала)

— Все его лицо, руки были опухшими, набрякшими, неестественными. Я кинулась к нему. — «Что случилось?» — «Мы надышались горящим битумом, отравились газами». «Что же тебе принести, Васенька», — спросила я, меня уже торопили врачи. Один врач, проходивший мимо, хмуро бросил: «Им нужно побольше молока, трехлитровую банку на каждого, у них отравление газами. «В палате находились все те шестеро, которые поднялись на самый верх: Вася, Виктор Кибенок, Володя Правик, Коля Ващук, Володя Тишура, Коля Титенок.

Когда она вышла, внизу, рядом с Таней, стоял отец Виктора Кибенка. Они сели в УАЗик и поехали в село, купили несколько трехлитровых банок у бабушек. Когда же вернулись в больницу, их к родным уже не пустили.

Последствия

Памятник Игнатенко в Брахине, Беларусь , его родном городе

В мини-сериале HBO « Чернобыль » 2019 года , основанном на историях Игнатенко и других участников катастрофы, персонаж утверждает, что смерть ребенка Василия и Людмилы была вызвана поглощением радиации плодом, когда Людмила ухаживала за мужем в больнице. В интервью 1996 года Людмила сказала, что ее ребенок «выдержал весь радиоактивный шок Она была для него как громоотвод». Украинский медработник Алла Шапиро в интервью Vanity Fair в 2019 году заявила, что такие убеждения ложны, и что после того, как Игнатенко вымыли из загрязненной одежды, он не представлял опасности для окружающих. Роберт Питер Гейл , американский гематолог, который принимал непосредственное участие в лечении жертв ОЛБ в Чернобыле, пишет, что сами пострадавшие не были радиоактивными и поэтому не представляли опасности радиационного облучения для других, хотя это было неизвестно во время катастрофы. .

В 2006 году Игнатенко был посмертно удостоен звания Героя Украины — высшей государственной награды страны. Историю Игнатенко рассказала его вдова в « Голосах из Чернобыля » Светланы Алексиевич . Это стало источником вдохновения для соответствующей сюжетной линии в мини-сериале 2019 года. Василия Игнатенко играет британский актер Адам Нагайтис , а его жену — ирландская актриса Джесси Бакли . Его жена Людмила Игнатенко описывает испытания и последствия радиации. Чтобы увидеться с мужем, она должна подкупить одного из работников больницы. Облучение ее мужа было настолько сильным, что ее не подпускали к мужу. Позже она сказала: «Он начал меняться — каждый день я встречалась с совершенно новым человеком. Ожоги начали выходить на поверхность. Во рту, на языке, щеках — сначала были небольшие повреждения, а затем они росло. Срывалось слоями — белой пленкой … цвета его лица … его тела … синего, красного, серо-коричневого Невозможно описать! »

Список источников

    Комментировать
    0
    1 просмотров