fbpx
No Image

«мы вышли из беслана людьми»: как пережившие теракт в школе №1 справляются с его последствиями

СОДЕРЖАНИЕ
0
4 просмотров
22 января 2021
array(3) {
  [0]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(113) "3ad48e0ccc0fecf55baeca68d0074087.jpe"
    [1]=>
    string(115) "c1df5efc09d01f81b7aad5fbadbef741.jpeg"
    [2]=>
    string(115) "7dc32d9a6ad4e19e7b9d3dfdeac67b20.jpeg"
    [3]=>
    string(115) "9ef0d67204175fbc24eba8d08884b95a.jpeg"
    [4]=>
    string(115) "6d31f656e5b662539ed6679bfd27e8a4.jpeg"
    [5]=>
    string(115) "d65d28dbd4491a73c28a7161305accf0.jpeg"
    [6]=>
    string(115) "466256d0cad39ab81d9d5a1addaea3a5.webp"
    [7]=>
    string(115) "56122759fde572892a41bb4b231ea4f7.jpeg"
    [8]=>
    string(115) "a3e0097083c84dc9cddf735d55d8f516.jpeg"
    [9]=>
    string(113) "8cbe75740cab2a1530927832ab90576e.png"
    [10]=>
    string(115) "4f50a8e726e68f926ea5cb0afc2dc126.jpeg"
    [11]=>
    string(115) "3c4395e8603eccb5278fcfd8d9c1e738.jpeg"
    [12]=>
    string(115) "c3c4a8a384c315c836cc20cc8b08d62c.jpeg"
    [13]=>
    string(115) "cc10f83350fbf34621096f16af341b79.jpeg"
    [14]=>
    string(115) "f35c70fa3d25798c88f3c7dedbf3c213.jpeg"
    [15]=>
    string(113) "f0620f72dd12c4681ce783bd221352e7.png"
    [16]=>
    string(115) "7df7dcca3b4aa6757fccf9c20c9309c1.jpeg"
    [17]=>
    string(115) "70bacddd656a3a6002fc0570e51ba0cd.jpeg"
    [18]=>
    string(115) "e42d73a50ea2dffd7dac91bb69e5647b.jpeg"
    [19]=>
    string(115) "ffbd4aa942471f5a11c3c0307ed6d47f.jpeg"
    [20]=>
    string(115) "d754d993337141ba348885f31bd5d30f.jpeg"
    [21]=>
    string(113) "dc2f182fab7504a6c43e42ecdd83ccbb.png"
    [22]=>
    string(115) "db2809c892444f2143ccffd8c6b5c4d0.jpeg"
    [23]=>
    string(115) "339b4e16de25f12cec94307772243a6c.jpeg"
    [24]=>
    string(113) "f03b9ee54abc85b23810009340cc2bf4.png"
    [25]=>
    string(115) "a8fff0877249324b9cdfbc8afc90dc57.jpeg"
    [26]=>
    string(115) "bb2838fe8483167ada6646056d744d96.jpeg"
    [27]=>
    string(115) "9fd7111666ac25897c510587e5837545.jpeg"
    [28]=>
    string(115) "594470f881daa982fc77cacaf6b702a9.jpeg"
    [29]=>
    string(115) "392dc32123c74833a3eafe6806eb54ec.jpeg"
    [30]=>
    string(115) "461c8c3934970f954922c94cd630c129.jpeg"
    [31]=>
    string(115) "4027c842ea2bd64c08065c3a46df4fad.jpeg"
    [32]=>
    string(115) "4e925f95c346496145b719906af9e53c.jpeg"
    [33]=>
    string(113) "8990dc4b0e03b2cfa0fb96ec22741458.png"
    [34]=>
    string(115) "8466d468f2a72855f1c7ade8f456cdb3.jpeg"
    [35]=>
    string(115) "310018f2aa4af916ee2289332db3fcc3.jpeg"
    [36]=>
    string(113) "ba5b194c2aa55588e381ed8775c20b03.png"
    [37]=>
    string(115) "e90c9e665604e3c98479880d78c73d2b.jpeg"
    [38]=>
    string(115) "c38b45a542bd2d43ee479506dba5ae90.jpeg"
    [39]=>
    string(115) "c70da6c51d4980be5ae69f498c635677.jpeg"
    [40]=>
    string(115) "884ceab2443e2d2045be1c3cd91c818d.jpeg"
    [41]=>
    string(115) "fe5c6cd3a4323733ac7eafee87cb4e3f.jpeg"
    [42]=>
    string(115) "af2cb84094a8a0a75e831b0743276c76.jpeg"
    [43]=>
    string(115) "bcf8dc8b4036ef8c3739155ce90cd088.jpeg"
    [44]=>
    string(115) "07a3f4e44f86f84e405009476845eb37.jpeg"
    [45]=>
    string(115) "1ddedeb8f1a4ca8073cb1fd3a51b72c2.jpeg"
    [46]=>
    string(115) "1b2cfbd2440902ae29527c1f68ae2ae1.jpeg"
    [47]=>
    string(115) "725c67f3bfa2b3f278a8769697e2947e.jpeg"
    [48]=>
    string(115) "33a2863634f12b553f1357c0f3f705ed.jpeg"
    [49]=>
    string(115) "46e4b6fec7ffb6e7265ea3711a72b575.jpeg"
  }
  [1]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/3/a/d/3ad48e0ccc0fecf55baeca68d0074087.jpe"
    [1]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/1/d/c1df5efc09d01f81b7aad5fbadbef741.jpeg"
    [2]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/d/c/7dc32d9a6ad4e19e7b9d3dfdeac67b20.jpeg"
    [3]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/9/e/f/9ef0d67204175fbc24eba8d08884b95a.jpeg"
    [4]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/6/d/3/6d31f656e5b662539ed6679bfd27e8a4.jpeg"
    [5]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/6/5/d65d28dbd4491a73c28a7161305accf0.jpeg"
    [6]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/6/6/466256d0cad39ab81d9d5a1addaea3a5.webp"
    [7]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/6/1/56122759fde572892a41bb4b231ea4f7.jpeg"
    [8]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/3/e/a3e0097083c84dc9cddf735d55d8f516.jpeg"
    [9]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/8/c/b/8cbe75740cab2a1530927832ab90576e.png"
    [10]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/f/5/4f50a8e726e68f926ea5cb0afc2dc126.jpeg"
    [11]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/c/4/3c4395e8603eccb5278fcfd8d9c1e738.jpeg"
    [12]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/3/c/c3c4a8a384c315c836cc20cc8b08d62c.jpeg"
    [13]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/c/1/cc10f83350fbf34621096f16af341b79.jpeg"
    [14]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/3/5/f35c70fa3d25798c88f3c7dedbf3c213.jpeg"
    [15]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/f/0/6/f0620f72dd12c4681ce783bd221352e7.png"
    [16]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/d/f/7df7dcca3b4aa6757fccf9c20c9309c1.jpeg"
    [17]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/0/b/70bacddd656a3a6002fc0570e51ba0cd.jpeg"
    [18]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/4/2/e42d73a50ea2dffd7dac91bb69e5647b.jpeg"
    [19]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/f/b/ffbd4aa942471f5a11c3c0307ed6d47f.jpeg"
    [20]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/7/5/d754d993337141ba348885f31bd5d30f.jpeg"
    [21]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/d/c/2/dc2f182fab7504a6c43e42ecdd83ccbb.png"
    [22]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/d/b/2/db2809c892444f2143ccffd8c6b5c4d0.jpeg"
    [23]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/3/9/339b4e16de25f12cec94307772243a6c.jpeg"
    [24]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/f/0/3/f03b9ee54abc85b23810009340cc2bf4.png"
    [25]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/8/f/a8fff0877249324b9cdfbc8afc90dc57.jpeg"
    [26]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/b/2/bb2838fe8483167ada6646056d744d96.jpeg"
    [27]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/9/f/d/9fd7111666ac25897c510587e5837545.jpeg"
    [28]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/5/9/4/594470f881daa982fc77cacaf6b702a9.jpeg"
    [29]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/9/2/392dc32123c74833a3eafe6806eb54ec.jpeg"
    [30]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/6/1/461c8c3934970f954922c94cd630c129.jpeg"
    [31]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/0/2/4027c842ea2bd64c08065c3a46df4fad.jpeg"
    [32]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/e/9/4e925f95c346496145b719906af9e53c.jpeg"
    [33]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/8/9/9/8990dc4b0e03b2cfa0fb96ec22741458.png"
    [34]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/4/6/8466d468f2a72855f1c7ade8f456cdb3.jpeg"
    [35]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/1/0/310018f2aa4af916ee2289332db3fcc3.jpeg"
    [36]=>
    string(62) "/wp-content/uploads/b/a/5/ba5b194c2aa55588e381ed8775c20b03.png"
    [37]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/e/9/0/e90c9e665604e3c98479880d78c73d2b.jpeg"
    [38]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/3/8/c38b45a542bd2d43ee479506dba5ae90.jpeg"
    [39]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/c/7/0/c70da6c51d4980be5ae69f498c635677.jpeg"
    [40]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/8/8/4/884ceab2443e2d2045be1c3cd91c818d.jpeg"
    [41]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/f/e/5/fe5c6cd3a4323733ac7eafee87cb4e3f.jpeg"
    [42]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/a/f/2/af2cb84094a8a0a75e831b0743276c76.jpeg"
    [43]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/b/c/f/bcf8dc8b4036ef8c3739155ce90cd088.jpeg"
    [44]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/0/7/a/07a3f4e44f86f84e405009476845eb37.jpeg"
    [45]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/d/d/1ddedeb8f1a4ca8073cb1fd3a51b72c2.jpeg"
    [46]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/1/b/2/1b2cfbd2440902ae29527c1f68ae2ae1.jpeg"
    [47]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/7/2/5/725c67f3bfa2b3f278a8769697e2947e.jpeg"
    [48]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/3/3/a/33a2863634f12b553f1357c0f3f705ed.jpeg"
    [49]=>
    string(63) "/wp-content/uploads/4/6/e/46e4b6fec7ffb6e7265ea3711a72b575.jpeg"
  }
  [2]=>
  array(50) {
    [0]=>
    string(36) "3ad48e0ccc0fecf55baeca68d0074087.jpe"
    [1]=>
    string(37) "c1df5efc09d01f81b7aad5fbadbef741.jpeg"
    [2]=>
    string(37) "7dc32d9a6ad4e19e7b9d3dfdeac67b20.jpeg"
    [3]=>
    string(37) "9ef0d67204175fbc24eba8d08884b95a.jpeg"
    [4]=>
    string(37) "6d31f656e5b662539ed6679bfd27e8a4.jpeg"
    [5]=>
    string(37) "d65d28dbd4491a73c28a7161305accf0.jpeg"
    [6]=>
    string(37) "466256d0cad39ab81d9d5a1addaea3a5.webp"
    [7]=>
    string(37) "56122759fde572892a41bb4b231ea4f7.jpeg"
    [8]=>
    string(37) "a3e0097083c84dc9cddf735d55d8f516.jpeg"
    [9]=>
    string(36) "8cbe75740cab2a1530927832ab90576e.png"
    [10]=>
    string(37) "4f50a8e726e68f926ea5cb0afc2dc126.jpeg"
    [11]=>
    string(37) "3c4395e8603eccb5278fcfd8d9c1e738.jpeg"
    [12]=>
    string(37) "c3c4a8a384c315c836cc20cc8b08d62c.jpeg"
    [13]=>
    string(37) "cc10f83350fbf34621096f16af341b79.jpeg"
    [14]=>
    string(37) "f35c70fa3d25798c88f3c7dedbf3c213.jpeg"
    [15]=>
    string(36) "f0620f72dd12c4681ce783bd221352e7.png"
    [16]=>
    string(37) "7df7dcca3b4aa6757fccf9c20c9309c1.jpeg"
    [17]=>
    string(37) "70bacddd656a3a6002fc0570e51ba0cd.jpeg"
    [18]=>
    string(37) "e42d73a50ea2dffd7dac91bb69e5647b.jpeg"
    [19]=>
    string(37) "ffbd4aa942471f5a11c3c0307ed6d47f.jpeg"
    [20]=>
    string(37) "d754d993337141ba348885f31bd5d30f.jpeg"
    [21]=>
    string(36) "dc2f182fab7504a6c43e42ecdd83ccbb.png"
    [22]=>
    string(37) "db2809c892444f2143ccffd8c6b5c4d0.jpeg"
    [23]=>
    string(37) "339b4e16de25f12cec94307772243a6c.jpeg"
    [24]=>
    string(36) "f03b9ee54abc85b23810009340cc2bf4.png"
    [25]=>
    string(37) "a8fff0877249324b9cdfbc8afc90dc57.jpeg"
    [26]=>
    string(37) "bb2838fe8483167ada6646056d744d96.jpeg"
    [27]=>
    string(37) "9fd7111666ac25897c510587e5837545.jpeg"
    [28]=>
    string(37) "594470f881daa982fc77cacaf6b702a9.jpeg"
    [29]=>
    string(37) "392dc32123c74833a3eafe6806eb54ec.jpeg"
    [30]=>
    string(37) "461c8c3934970f954922c94cd630c129.jpeg"
    [31]=>
    string(37) "4027c842ea2bd64c08065c3a46df4fad.jpeg"
    [32]=>
    string(37) "4e925f95c346496145b719906af9e53c.jpeg"
    [33]=>
    string(36) "8990dc4b0e03b2cfa0fb96ec22741458.png"
    [34]=>
    string(37) "8466d468f2a72855f1c7ade8f456cdb3.jpeg"
    [35]=>
    string(37) "310018f2aa4af916ee2289332db3fcc3.jpeg"
    [36]=>
    string(36) "ba5b194c2aa55588e381ed8775c20b03.png"
    [37]=>
    string(37) "e90c9e665604e3c98479880d78c73d2b.jpeg"
    [38]=>
    string(37) "c38b45a542bd2d43ee479506dba5ae90.jpeg"
    [39]=>
    string(37) "c70da6c51d4980be5ae69f498c635677.jpeg"
    [40]=>
    string(37) "884ceab2443e2d2045be1c3cd91c818d.jpeg"
    [41]=>
    string(37) "fe5c6cd3a4323733ac7eafee87cb4e3f.jpeg"
    [42]=>
    string(37) "af2cb84094a8a0a75e831b0743276c76.jpeg"
    [43]=>
    string(37) "bcf8dc8b4036ef8c3739155ce90cd088.jpeg"
    [44]=>
    string(37) "07a3f4e44f86f84e405009476845eb37.jpeg"
    [45]=>
    string(37) "1ddedeb8f1a4ca8073cb1fd3a51b72c2.jpeg"
    [46]=>
    string(37) "1b2cfbd2440902ae29527c1f68ae2ae1.jpeg"
    [47]=>
    string(37) "725c67f3bfa2b3f278a8769697e2947e.jpeg"
    [48]=>
    string(37) "33a2863634f12b553f1357c0f3f705ed.jpeg"
    [49]=>
    string(37) "46e4b6fec7ffb6e7265ea3711a72b575.jpeg"
  }
}

Население

Численность населения
1926 1939 1959 1967 1970 1976 1979 1989 1992 1996
4800 5858 19 385 25 000 26 893 29 600 29 879 32 469 34 100 33 900
1998 2000 2001 2002 2003 2005 2006 2007 2008 2009
34 300 34 500 34 600 35 550 35 600 →35 600 35 700 35 800 36 000 36 183
2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
36 728 36 729 36 864 37 037 36 991 37 063 37 034 37 025 37 029

На 1 января 2018 года по численности населения город находился на 431 месте из 1113городов Российской Федерации.

Национальный состав

По Всероссийской переписи 2010 года, население города составляло 40 724 человек.
Из которых:

  • осетины — 32 737 чел. (84,4 %)
  • русские — 7 377 чел. (13,9 %)
  • армяне — 569 чел. (1,4 %)
  • другие — 1 545 чел. (3,6 %)

По данным переписи 2002 года: осетины — 78,77 %, русские — 14,51 %.

Жертвы: погибшие и пострадавшие

Траурным цветом окрасились улицы такого города, как Беслан. Захват школы 1 сентября принес много жертв, большинством из которых стали беззащитные дети. Триста тридцать три человека погибли в неравной схватке с врагом. Среди них оказалось сто восемьдесят шесть детей в возрасте от одного до семнадцати лет, семнадцать работников школы, десять сотрудников ФСБ, двое представителей МЧС, один работник МВД. Сто семнадцать жертв оказались родственниками и друзьями учеников, пришедшими поздравить их с праздником.

Теракт в Беслане оставил семнадцать детей круглыми сиротами, семьдесят два ребенка и шестьдесят девять взрослых остались инвалидами.

Процесс опознания и установления причин смерти очень затянулся. Городские морги не могли вместить все останки, поэтому большинство тел располагали прямо на улице под тентами. Позже приехали грузовики-рефрижераторы, и покойных переместили туда.

Опознание осложнялось тем, что большая часть жертв была без одежды. Из-за ужасной жары в помещениях заложники снимали с себя все, оставаясь лишь в нижнем белье.

Как установило следствие, около половины заложников скончались от осколочных ранений. В ста шестнадцати случаях причину смерти установить не удалось, поскольку тела обгорели в пожаре очень сильно.

Четвертого сентября в стране был объявлен двухдневный траур. С пятнадцатого сентября бесланские школы открыли свои двери ученикам, но в класс приходило около пяти человек. Родители боялись отпускать своих детей из дома. Трагедия в Беслане навсегда перевернула жизнь Северной Осетии.

День третий

Внутри школы произошли два взрыва, частично обрушилась крыша. Многие заложники погибли. Некоторые из них начали выпрыгивать через окна, но террористы открыли по ним огонь из оружия и гранатометов. Сразу после взрывов был отдан приказ о штурме школы:  в нем приняли участие бойцы спецназа и военнослужащие 58 армии, военные снайперы прикрывали отход заложников. В эвакуации помимо военных принимала участие милиция и обычные люди, в том числе и безоружные.

Фото: Associated Press

Взрывами были выбиты окна и двери спортзала. Это дало возможность многим заложникам спастись.

Фото: Дмитрий Беляков

Террористы прикрывались «живым щитом» из детей и женщин. Операция по ликвидации боевиков продлилась почти до полуночи. На этой фотографии девочка-заложница пытается вернуться внутрь школы, чтобы найти свою мать. Оглушенная, боя вокруг она не слышит. Позже она попадет внутрь школы и найдет мать, обе останутся живы.

Фотография кричащего от ужаса мальчика стала прообразом памятника детям Беслана в Сан-Марино (Италия). Памятник называется «Плач Георгия», его установили  через год после бесланской трагедии.

Фото: reuteurs

Многие жители Беслана все эти три дня провели около школы. Мужчины организовали вооруженное ополчение, выводили заложников и отвозили их в больницы Беслана и Владикавказа, из подручных материалов мастерили носилки для раненых.

На первом фото Эльбрус Гочичаев выносит из здания Алену Цкаеву. Второе фото датировано 2014 годом. Мать и сестра Алены погибли в школе.

Фото: reuters

Освобожденных заложников эвакуировали в больницы. Машин «Скорой помощи» не хватало, пострадавших жители Беслана везли на собственных автомобилях в городскую больницу, особо тяжелых везли во Владикавказ.

Сразу после того, как стало известно о захвате заложников, в Беслан приехал епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан. В эфире местного телевидения он обратился к террористам с призывом освободить женщин и детей. Все три дня Владыка был на месте событий. Когда заложников стали выводить из здания, он сам сел за руль и повез в больницу одного из них.

Террористы не давали заложникам воды и еды. Первое, что получали спасенные дети – вода, и именно воду приносят на могилы погибших и бесланский мемориал. В зале было невыносимо жарко, многие заложники снимали одежду.

По официальным данным всего во время теракта в Беслане погибли 334 человека: 186 детей в возрасте от 1 до 17 лет, 118 родственников учащихся и просто гостей, 17 учителей и сотрудников школы, 10 сотрудников ФСБ, два сотрудника МЧС и один сотрудник МВД.

Считается, что почти все террористы, погибли во время штурма здания. Единственный выживший, Нурпаши Кулаев, в 2006 году  он был приговорен к смертной казни, замененной пожизненным заключением.

Большая часть заложников похоронена на мемориальном кладбище «Город ангелов». Спустя несколько лет там открыли памятник «Дерево скорби».

Ежегодно первое сентября в Северной Осетии начинается с траурных мероприятий.

Оттуда нельзя никому

Когда 1 сентября 2004 года во дворе бесланской школы №1 прозвучали первые выстрелы и террористы погнали заложников в спортзал, Касполат Рамонов надевал туфли в прихожей, чтобы отправиться на работу в таможенную службу — мечта любого осетина начала двухтысячных, да и, чего греха таить, наших дней.

Знаток оружия, он бы не спутал этот звук ни с каким другим, но кому пришло в голову стрелять в такой день, с утра? Выбежал на балкон — тихо. Вернулся в дом, взял лопатку для обуви — опять стрельба. Рванул на другую сторону, на лоджию — ничего. Почти успокоившись, пошел в прихожую во второй раз, и тогда уже тишину над Бесланом, над Осетией, над всем миром окончательно разорвали автоматные очереди.

Касполат побежал к школе. Как все родители, он хотел быть рядом со своими детьми, но не успел — двери спортзала уже закрыли за последним заложником — Алетой Сабановой, мамой Амины и Санеты. Она так же услышала залпы, но прибежала к школе быстрее, так как живет совсем рядом, в Школьном переулке.

— Или убейте, или пустите меня туда, там мои дети, — кричала она террористу.

— Туда можно всем, оттуда — никому, — рычал он.

Касполат стоял перед оградой школы, охваченный ужасом, как все вокруг, не понимал, куда деть себя, что делать, и не знал еще, что через пару часов его младшей дочери Диане по великому счастью удастся сбежать, что жена его Алла и сын Ирбек проведут в спортзале без еды и воды три бесконечных дня, а потом выйдут, и семья их разрушится.

— Я приносил домой вечерами по два пакета продуктов — назавтра ничего уже не было, — рассказывает Касполат, сидя в своей сторожке. — Марианна таскала все на улицу — детям, кошкам, собакам. Такая добрая была. Если кто-то угостит ее конфеткой, она сама не съест, пока мне не предложит и пока я не скажу, что не хочу. Такая добрая. Бывало, я поздно приходил. Она никогда не спала, меня ждала. Я прихожу, втихаря в прихожке обувь снимаю. — Пап, это ты? — Да, спи. — Через минуту она уже спит, но, главное, меня дождалась.

Как-то летом здесь кузнечик по всей территории носился-носился, а потом поселился у Марианны на цветах. Кто-то маленького котенка подбросил, котенок ходил-ходил по территории, потом к Марианне в цветник забрался, улегся там спать. Щенок пришел — около Марианны спал. Наверное, даже животное, даже кузнечик чувствует ее доброту.

История

Основан в 1847 г. переселенцами из других районов Осетии и назван Бесланыкау — «селение Беслана» по имени местного феодала Беслана Тулатова. Но в официальном употреблении закрепляется название по его фамилии — Тулатово или Тулатовское.
В основе застройки города — двухэтажные или трехэтажные дома конца 1940—1950-х гг.

Официально село называлось «Тулатово» или «Тулатовское». Село было переименовано в Иристон («Осетия») в 1941 году, а в 1950 году, при приобретении статуса города, в Беслан.

15—16 сентября 1961 года в городе произошли уличные беспорядки, в которых участвовали 700 человек. Бунт возник из-за попытки милиции задержать пятерых человек. Стражам порядка было оказано вооружённое сопротивление. Один человек убит. Семеро отданы под суд.

Беслан получил печальную мировую известность в связи с терактом в городской школе № 1 в 2004 году.

Теракт в Беслане

1 сентября 2004 года бесланская школа № 1 была захвачена террористами, 1128 детей и взрослых были взяты в заложники. В результате теракта погибли 333 человека, в том числе 186 детей. В лечебные учреждения за помощью обратились более 1000 человек. В ходе операции по освобождению заложников 3 сентября 2004 года погибли десять бойцов Центра специального назначения ФСБ. Управление «А» («Альфа») потеряло трёх человек, а управление «В» («Вымпел») — семерых.

Террористический акт в Беслане стал последним в череде терактов весны — лета 2004 года, ответственность за которые, по утверждениям агентства «France Presse» со ссылкой на интернет-сайт «Кавказ-центр», взял на себя чеченский террорист Шамиль Басаев (убийство президента Чечни Ахмата Кадырова 9 мая 2004 года, рейд на Ингушетию в ночь с 21 на 22 июня 2004 года, а также нападение на Грозный, взрывы двух пассажирских самолётов и террористический акт у станции метро «Рижская» в Москве в августе 2004 года).

После теракта президент России Владимир Путин 13 сентября 2004 года объявил о принятии ряда мер, направленных на улучшение социально-экономической ситуации в Южном федеральном округе России, ужесточение борьбы с терроризмом и укрепление государственной власти в стране. В частности, Путин выступил с инициативой отмены прямых выборов высших должностных лиц субъектов Федерации, предложив утверждать их в должности решениями законодательных органов по предложению Президента. Выступив по телевидению, Путин увязал свою инициативу с трагедией Беслана. Законопроект об отмене прямых губернаторских выборов был разработан и принят в декабре 2004 года.

Ирина Гуриева

Ирина Гуриева

Мне было 7 лет, и в тот год я переходила во второй класс. 1 сентября мы – мама, я и мои старшие брат и сестра Борис и Вера – как всегда самые первые пришли в школу, потому что мама учитель истории, и она должна была подготовить класс. Мы разошлись по своим классам, а затем вышли на линейку, начали строиться, включилась музыка, как вдруг в какой-то момент всё выключилось и началась стрельба. Тогда никто ничего не понял – паника, все бегут, шум, грохот.

Через какое-то время всех согнали в спортзал. Там я нашла свою двоюродную сестру Аню и маму, потом через какое-то время нас нашли мои брат и сестра, и мы все вместе сидели.

Террористы не разрешали вставать, ходить в туалет. Только один раз мама нас выводила. Это происходило так: террористы поднимали взрослого человека и разрешали группе детей выйти в туалет с ним, человек 5–6. О чем говорили террористы, не помню, было шумно и они очень злились, что такой шум, постоянно били прикладами в пол или стреляли в воздух.

Помню, они заставляли взрослых поднимать руки за голову, говорили: «Сейчас мы поиграем в зайчиков – все руки за голову». Я маленькая была, не всё понимала, не всё осознавала, что происходит. Мы хотели выйти, конечно. Думали о том, что будет, когда всё закончится. В какой-то момент была надежда, что детей до шести лет отпустят. Учителя составляли списки – всех, кому шесть, переписали. А потом уже на второй день, ближе к вечеру, было уже всё равно, что будет и как будет, останемся мы живы или умрем.

Фото: noorimages.com

Когда произошел первый взрыв, я спала и проснулась от грохота, встала и увидела, что все лежат, а несколько человек выпрыгивают из окон – их выбило. Я обернулась, смотрю – и мама поднялась. И я маме говорю: «Я пойду туда, чтобы выйти из школы, там открыта дверь». Она говорит: «Да, конечно». Я дошла, но там не было возможности выйти и раздался еще один взрыв. Через какое-то время, смотрю, мама мне машет рукой: иди ко мне. Боевики приказали всех, кто остался жив после взрывов, загонять в столовую.

В столовую пришли я, мама и двоюродная сестра. Моя старшая сестра уже на тот момент была мертва, а брат был очень сильно ранен и не мог встать. В столовой стояли чаны, где размораживали замороженную курицу, и мы стали пить эту растаявшую воду. Также там валялись какие-то печенюшки, мы стали их есть.

Через какое-то время вновь началась стрельба. В столовой внутри на окнах были решетки, и одна из решеток как-то немножко отогнулась от стены или с креплений снялась, и наш физрук, покойный, взял эту решетку и снял с окна. Тогда мы увидели каску спецназовца снаружи и стали выпрыгивать из окна.

Нас развезли по больницам. Меня – во Владикавказ в детскую больницу, там я была одна и не знала, где все мои родные. Потом меня навестили дядя и тетя, принесли мне одежду, потому что с нас всё сняли, мы голые были. А 7 сентября ко мне пришла просто толпа наших родственников, человек 20, наверное. И зашла мама, вся в черном. Я спросила: «Где Боря?» Так как знала, что сестра умерла еще в школе, это видно было. Мама говорит: «Его нет». 6 сентября похоронили и сестру, и брата.

Сейчас у меня всё хорошо. Я учусь в Москве в МПГУ на дефектологическом факультете. Мама до сих пор работает в школе, создала музей, где есть разные залы, посвященные истории школы, теракту, погибшим спецназовцам. Люди помнят, приезжают, спасибо им.

Мемориальное кладбище Беслана «Город ангелов»

Жертв трагедии похоронили на городском кладбище Беслана. Часть кладбища с могилами жертв настолько большая, что ее с трудом может охватить взгляд.

Кладбище назвали «Город Ангелов». Могилы сделаны из красного гранита, есть сдвоенные, строенные и счетвренные – в таких хоронили семьи. Были семьи, в которых в те трагические дни погибло пять или
шесть человек.

На кладбище установлен памятник жертвам Беслана «Древо скорби», представляющий из себя четырех держащихся за руки матерей, над которыми, как птицы, летят в небо души погибших детей. Под
этим памятником похоронены фрагменты тел детей – все, что не опознали, похоронили здесь.

Древо скорби, памятник на кладбище «Город ангелов», под которым похоронены неопознанные останки жертв трагедии.

Перед входом на кладбище стоит еще один памятник – погибшим бойцам спецназа ФСБ.

Около школы был питьевой фонтанчик, здесь погибло очень много детей. Когда начался штурм, дети побежали к нему: хотели пить… Его тоже хотят сделать памятником.

Фонтан во дворе школы № 1, около которого погибло особенно много детей.

Детям три дня не давали пить, и они умирали от жажды. Около кладбища поставлен традиционный армянский глиняный крест, рядом – глиняное изображение фонтана с надписью «Умоляем, дайте воды».
На кладбище, к памятникам, к могилам приносят цветы, воду и игрушки.

Около ограды у ворот ряды фарфоровых ангелочков – их оставляют родственники погибших детей.

А когда приходит время окончания школы, выпускники, одноклассники которых погибли в теракте, приносят ленты на могилы своих друзей.

Протоиерей Александр Салтыков:

Протоиерей Александр Салтыков

– Кладбище производит огромное впечатление – огромная территория, уставленная могилами…

Мне кажется, сегодня стараются замолчать трагедию Беслана. Но делать этого нельзя. Есть силы, которые, вероятно, предполагают, что сохранение памяти о бесланской трагедии помешает им в исполнении
своих планов.

Надо сохранить память во что бы то ни стало. Это долг перед мертвыми и условие выживания нашего народа в будущем. Во-первых, потому что это по-христиански, ведь Церковь учит, что у Бога все живы.
И когда мы все воскреснем – и мы, и погибшие – то если мы их сегодня забудем, как мы тогда будем смотреть им в глаза?

Память о Беслане нужно сохранить еще по одной важной причине. Эта трагедия близка, дает представление о том, что было в нашей стране относительно недавно – во время гонений на Церковь в ХХ веке.. Бесланский расстрел – это наш Бухенвальд, это бесланская Катынь, бесланское Бутово

Такие же точно места, как Беслан, есть в России у каждого крупного города, где был расстрельный полигон, где
совершали свои зверства коммунисты. Эти полигоны засекречены до сих пор.

Бесланский расстрел – это наш Бухенвальд, это бесланская Катынь, бесланское Бутово. Такие же точно места, как Беслан, есть в России у каждого крупного города, где был расстрельный полигон, где
совершали свои зверства коммунисты. Эти полигоны засекречены до сих пор.

И если названия Катыни и Бутово нам известны, то почему не известны сотни других мест, созданных во время сталинских репрессий против русского народа? Кровь мертвых вопиет к Богу.

И самое важное – я уверен, что у бесланской школы должен быть построен храм, чтобы каждый день шла молитва за упокой душ погибших там людей. Прошло уже почти 10 лет с момента трагедии, храма до
сих пор нет, там с огромными трудностями заложен только фундамент

Нужна общественная поддержка, нужны деньги, нужна помощь СМИ, но, самое главное, нужна народная молитва.

Протоиерей Александр Салтыков возлагает цветы к мемориалу

Белая и черная жизнь

В сторожке Касполата Рамонова ничего лишнего: рабочий стол с компьютером, несколько стульев, бойлер, электрический чайник, набор чашек на случай гостей. К нему, бывает, даже министры заезжают, но Касполат не делит людей по должностям, регалиям, национальности и вероисповеданию. Для него есть только нормальные и ненормальные люди, и за 14 лет здесь отличать одних от других он, кажется, научился.

— Если человек мне неприятен, если я знаю, что это плохой человек, я не буду с ним даже здороваться. Он может мне руку протягивать, а я ему скажу: «Каково? Ты кто?» и не подам в ответ. У нас в Осетии это не принято, но я такой человек, — объясняет Касполат.

Через открытое настежь окно видна полоса дороги, ведущей в аэропорт и назад, в Беслан. По ней изредка проезжают машины. Вокруг так тихо, что слышно, как из шланга на газон льется вода. На стене в кабинете висит фотография 15-летней Марианны в школьной форме, а на заставке компьютера — фото «маленькой бандюганки» — четырехлетней дочки Рамонова от второго брака. Касполат говорит, что она очень похожа на Марианну, такая же добрая.

На столе в стеклянном стакане горит церковная свеча. Когда от нее останется одна только восковая клякса, смотритель поставит новую. Когда воска на дне стакана наберется слишком много, он почистит его и вернет на стол. Сколько всего таких свечек зажжено и поменяно за четырнадцать лет, не сосчитать. Практически каждый день у кого-то из 266 человек, похороненных здесь, день рождения. Тогда Касполат зажигает свечку еще и на могилке. Он не любит, когда «Город ангелов» называют кладбищем. Для него это святое место.

— Люди разные. Есть, как эта девчонка с Урала, а есть другие, — продолжает смотритель. — Приезжают со всего мира, подходят и говорят: «Мы приехали в Осетию, в Беслан не по делам, не в командировку, не отдыхать, а приехали в «Город ангелов». Кто-то ездит в Иерусалим, в Ватикан в святые места, а мы приезжаем сюда, для нас это самое святое место».

— Вы бываете в школе, в спортзале?

— Редко.

— Было достаточно споров о том, сохранять его, сносить ли, строить ли на его месте храм. У вас на этот счет какое мнение?

— Несколько лет назад стали снимать окна в школе, а я сказал рабочим: «Не трогайте». Кто-то из руководства приехал — я не помню, кто это был — говорит, это специалисты, которые консервировали концлагерь Освенцим, они разберут, потом соберут, законсервируют школу в таком виде, в каком она была после штурма. Окна сняли, и где это уже несколько лет? Куда это всё дели? Пустые глазницы.

Для чего сохранили тот же Освенцим? Брестскую крепость? Дом Павлова и так далее? Чтобы люди видели и знали, что это было. Чтобы больше никогда такое не повторилось. А теперь эта девчонка спрашивает меня: «А что это? Что здесь было?» — неожиданно рассказ Касполата обрывается, тонет в музыке, которая в сравнении с тишиной кладбища кажется невыносимо громкой.

Если вы когда-нибудь попадете в Осетию и будете добираться до аэропорта на такси, проезжая «Город ангелов», ваш водитель, скорее всего, уберет звук почти на ноль или совсем выключит — это неписаное правило в республике знают все. Поэтому, когда в открытое окно сторожки ворвалась зажигательная музыка, Касполат изменился в лице и надолго замолчал.

— Эта мразь не знает, где он проезжает? Вот тебе пример, насколько люди разные. Другие, нормальные, проезжают, остановятся, из машины выйдут, с опущенной головой минуту постоят и едут дальше. Жизнь белая и черная. Если бы все люди были хорошие, этих детей здесь не было бы.

Последствия и преследование террористов

Теракт в Беслане унёс жизни 333 человек, ещё 783 получили ранения разной степени тяжести. Среди погибших 186 детей. Кроме того, было ликвидировано 27 террористов. Остальные взяты в плен. Разрушенное здание школы стало мемориалом жертвам трагедии. Сразу после теракта президент РФ Владимир Путин отдал поручение создать Национальный антитеррористический комитет, главной целью которого стали поимка лидеров группировки «Кавказ центр» Шамиля Басаева и его сторонников, а также президента непризнанной чеченской республики Ичкерия Аслана Масхадова. Именно они публично, хоть и не сразу, взяли на себя ответственность за теракт в Беслане. Группировка была ликвидирована, а лидеры устранены: Масхадов – в 2005 году, а Басаев – в 2006 году.

Кроме того, ухудшились отношения между Северной Осетией и Ингушетией, так как часть террористов, захвативших школу в Беслане, были уроженцами Ингушетии. Напряжение в межэтнических отношениях наблюдалось по всей территории России, но до открытых столкновений дело не дошло.

Воспоминания жертв

После бесланской трагедии в стране было создано несколько общественных организаций, помогающих родственникам погибших и жертвам теракта. Среди самых крупных «Голос Беслана» – организация способствует широкой огласке всех событий тех ужасных дней, а также помогает восстанавливать город после 2004 года, и «Матери Беслана» – организация помогает с реабилитацией жертвам и родственникам погибших.

В том же 2004 году, после трагических событий, в Беслане открыли новую школу, получившую название в честь погибших сотрудников спецназа. В этой школе заканчивала своё среднее обучение Ирина Гуриева. В день трагедии она находилась в злополучном спортзале, и во время штурма её вынес на руках начальник отдела спецназначения «Ворон» Александр Богомолов. Ирина долго искала своего спасителя после восстановления, но им не суждено было встретиться.

Сейчас героине уже 23 года, она живёт вместе с мужем и с содроганием вспоминает те ужасные три дня в спортзале школы номер один.

Ещё одной из выживших оказалась Лариса Кудзиева. За несколько месяцев до теракта у неё умер муж, и на школьную линейку со своими двумя детьми, сыном Заурбеком и дочерью Мадиной, она пришла в чёрном трауром платье. Во время нападения экстремистов Ларису с детьми загнали в столовую, где они оставались до первого штурма спецназа, произошедшего через несколько часов после захвата школы. Женщина сама стала свидетелем боевых действий.

Героиня пережила 30 операций на лице, частично лишившись зрения, её дочь получила пулевое ранение, а у сына лопнули барабанные перепонки. Но все они выжили и живут дружной семьёй, каждый год в начале сентября вспоминая роковые часы пережитого ужаса.

Где Бетик, почему не бежит навстречу

Касполату Рамонову немного за 50. У него усталый взгляд, хриплый тихий голос, настолько тихий, что к словам его надо прислушиваться, шрам через всю шею после тяжелой операции. 14 лет назад он работал на таможне, параллельно занимался бизнесом, не умел и не любил отдыхать, потому что и 24 часов в сутки ему было мало.

Всю эту богатую делами, смыслом, любовью жизнь 1 сентября 2004 года стерли, как будто ластиком, и стала она похожа на пустой лист грязно-белого цвета, как редкий южный снег на свежем кладбище. Он принес туда свою Марианну и не смог вернуться домой, на свою улицу, в свой двор, в Беслан, в жизнь.

Как, куда возвращаться? Во дворе, где жил Касполат, две пятиэтажки — одна их, а в другой, тоже в первом подъезде, жили Адырхаевы. У них мальчик, три годика, Альберт, а по-домашнему Бетик. Такой золотой ребенок был, маленькое солнышко. Дай ему послушать песню на французском — не на английском, не на русском, не на осетинском, а именно на французском, нравился ему этот язык — Бетик повторит слово в слово, такой он был толковый. Каждое утро он ждал, когда Касполат выйдет из подъезда на работу, бежал к нему навстречу, хватал за руку, вместе они шли в гараж, на машине делали круг почета по двору, а потом Касполат давал Бетику мелочь на конфеты. В последнее такое утро, 30 августа 2004 года, Бетик бежал к маме со словами: «Смотри, сколько денежек он мне дал!», но не добежал, а свернул в сторону магазина. 1 сентября мама взяла Альберта на линейку к старшим детям.

— Я боюсь на люди ходить. В Беслан я выезжаю только по необходимости. Как когда-то один мой коллега сказал: «Он добрый, он очень добрый, но если сказать «он очень жестокий» — это значит ничего не сказать». Я не могу смотреть на несправедливость. Просто кто-то бумажку бросил — для меня это ненормально, не говоря уже об остальном. Я вижу, кто-то бумажку бросил, я десять раз попрошу вежливо, культурно: «Пожалуйста, это нехорошо, это неправильно». Когда не понимают, могу и очень жестко поступить.

— Много сейчас несправедливости в Беслане и вообще вокруг?

— Очень. Как бы сказать… Моя хата с краю — все живут по такому принципу. Когда видят что-то нехорошее, они это место просто обходят или молчат, в этом наша беда. Никто не делает замечаний — а вдруг мне ответят грубо, зачем мне это надо? Это нас и губит.

— За 14 лет изменились люди, изменилось отношение в Осетии к трагедии?

— У некоторых да. Как бы это объяснить… После школы как будто мозги людям прокрутили, особенно в Беслане. Я родился и вырос в селе Бирагзанг, а сюда переехал лет 25 назад, потому что лучше народа не было нигде. Самый добрый, самый порядочный народ был в Беслане. После школы, после 2004 года, стало наоборот. Я не знаю, что их так изменило — деньги, эти всякие гуманитарки, льготы и так далее. Я не знаю. Но хороших людей осталось мало в Беслане.

Отношение другого населения республики к Беслану, наверное, слышали: вот, там деньги, то-сё. Да, есть это, но всех под одну гребенку стричь не надо. Про себя скажу, — Касполат берет со стола сложенную треугольником бумажную салфетку, — даже этого не взял, хотя в Беслан пришли не машины, не вагоны, а эшелоны гуманитарки. Большая часть разворована, все об этом знают. Денег пришли миллиарды. Я рубля не взял. Так называемым пострадавшим раздали квартиры — и по одной, и по две, и по три квартиры кому-то досталось. Ни одного метра, ни одного сантиметра я себе не взял.

«Город ангелов»

Кладбище, где похоронены погибшие заложники, расположено по пути из Беслана в аэропорт. Только слово «кладбище» тут не говорят. Правильно — «Город ангелов».

  • «Город ангелов» в Беслане
  • RT

Ровные ряды очень схожих надгробий из красного мрамора. Дети, навсегда оставшиеся маленькими, улыбаются нам с фотографий. Рядом с ними — взрослые, навечно оставшиеся молодыми. У ограды приходящие сюда кладут маленькие статуэтки ангелочков, так тут принято. И снова — бутылки с водой. Тем, кто мучился от жажды в том спортзале.

«Здравствуйте», — окликает меня красивая женщина, убирающая могилу девочки, которой всегда будет 14 лет. Своей дочери.

Фатима Келехсаева сама работает в школе, только в другой. Уже много лет она просит Департамент образования перевести её со школьной работы — куда угодно, хоть в детский сад на село (что формально является понижением). Но нет — отказ, год за годом. Сын вырос и уехал работать в Магадан. Муж тоже берётся за любую работу где только можно.

Келехсаева несколько раз в ходе разговора произносит то, что мне потом повторят многие бывшие заложники: они чувствуют себя брошенными. В городе так и не заработала полноценная служба психоневрологической помощи, а психолог на самом деле необходим не только бывшим заложникам — он нужен всему городу. Но нет. Ежегодно проводятся траурные церемонии, раз в несколько лет бывшим заложникам предлагают путёвки в соседние курортные города и… забывают о них до следующего года.

«Вот маленький совсем тут «живёт». А здесь — целая семья, Тотиевы», — смотритель кладбища Касполат Рамонов за прошедшие годы выучил каждую могилу. Он говорит о тех, кто здесь лежит, как о живых, и называет их ласково: мои детки. Его дочь Марианна тоже тут.

«Она так животных любила, постоянно подкармливала уличных. И вот хотите верьте, хотите нет, пришёл сюда, в «Город ангелов», котёнок: пришёл — и улёгся тут, к ней. Звери, они же всё чувствуют, — рассказывает Касполат. — Какие хорошие дети тут остались. Вот девочка из очень бедной семьи. Каждое утро перед школой помогала маме мести улицу. А вот, видите, учительница лежит. Она встала перед окном спортзала на четвереньки, и дети по её спине выпрыгивали. Много детей спасла, сама тут осталась».

Список источников

    Комментировать
    0
    4 просмотров